DAPHNE FLORA GREENGRASS | ДАФНА ФЛОРА ГРИНГРАСС

http://data.whicdn.com/images/232963559/large.gif

alycia debnam carey

Сокращенное имя, прозвища: Гринграсс. Дафни, Даффи - для чересчур узкого круга лиц. Не терпит любых других сокращений своего имени. За спиной именуют "Снежной королевой", но это только за спиной.
Дата рождения, возраст: 18 ноября, 1979 года. 15 лет.
Чистота крови: чистокровна.
Принадлежность к организациям: -

Образование: Хогвартс, Слизерин, 5 курс.
Деятельность: -
Волшебная палочка: 12 дюймов, гибкая, ива и волос единорога.
Имущество: тонкий серебреный браслет с кулоном в виде первой буквы имени, защищает владелицу от мелких сглазов; филин Клаус; счет в банке Гринготтс, открытый отцом на её имя.

БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
О роде.
         Гринграсс одна из ранних фамилий английского происхождения. Первое упоминание фамилии в летописи датировано концом 13 века, впрочем, какая-либо информация о семье была утеряна вплоть до 19 века. Поэтому принято считать, что Агнес, Астер и Якобус - первые Гринграссы.
Они родились в Восточной Англии, графство Суффолк, Брантам в 1845, 1851 и 1860 годах соответственно. Агнес вышла замуж в 1863 году за Джона Тоулера, но осталась бездетной. Астер вышла замуж в 1871 году за Уильяма Аркинстола, маггла, судьба ее потомков неизвестна. Именно с Якобуса Гринграсса началась ветка Гринграссов, существующая по сей день.
         Якобус женился в 1880 году на Элизабетт Селвин, а в 1881 году родился их единственный ребенок - Персус. Якобус прослыл очень успешным зельеваром и гербологом и в 1889 году он открыл свой бизнес, связанный с продажей ингридиентов для зелий, а также непосредственно самими зельями. Собственно, и по сей день созданная им компания является одним из самых крупных поставщиков ингридиентов для зелий во всей Магической Британии. Якобус сумел нажить некое состояние, которое в последующем умножали его потомки.
         Астер Гринграсс пропала без вести практически сразу после своей свадьбы. Много лет ходили слухи, что она жива и жаждет вернуться в семью, чтобы возглавить бизнес своего брата. Впрочем, она так и не объявилась и ее считают погибшей. Также в разные годы к Гринграссам являлись самозванцы, которые выдавали себе за Астер или ее потомков. Но их достаточно быстро вычисляли.
         Персус Гринграсс женился на Эдне Розье. В их браке был рожден Пегасус Гринграсс, который расширил семейный бизнес, заключив несколько договоров о поставке ингредиентов в другие страны Европы. Пегасус сочетался браком с мисс Лейстрейндж, которая родила ему сына Дугласа, слабого здоровья от рождения. Дуглас женился на Беатрисе Крауч. Получив наследство, он чуть было не обанкротился, от тотального краха его спасло наследство жены и ее способности. Так, именно Беатриса вела бизнес за мужа и ей удалось заключить новые контракты на поставки, а так же привлечь именитых гербологов. После рождения их сына Дугласа младшего, Беатриса, не без помощи своего брата Бартемиуса, начала свою карьеру в Международной конфедерации магов, в связи с чем Гринграссам пришлось оставить родовое поместье и переехать в окрестности Лондона. Гринграсс-хаус они посещали только летом.
         Повзрослевший Дуглас младший отказался вести семейный бизнес и подался на службу в Министерство Магии. Он стал первым Гринграссом в истории, который решил посвятить себя министерской карьере. Женившись на незнатной чистокровной волшебнице, Дуглас младший переехал с женой в родовое поместье.
В браке Дугласа младшего и Флоры Монтегю родилась дочь Дафна, что стало огромным потрясением для его отца - ведь уже много поколений у Гринграссов рождались исключительно сыновья. Через несколько месяцев после этого Дуглас старший скончался, не дождавшись появления второй внучки, которая родилась спустя два года от его кончины.
         Гринграссы в родстве со следующими чистокровными фамилиями: Селвин, Розье, Лейстрейндж, Крауч, Блэк, Берк.
         Благодаря таланту, умениям и дипломатичности Гринграссы сколотили себе огромное состояние, которое с каждом годом все возрастает, в том числе благодаря их бережливости.
         Примечательно, что в каждом поколении Гринграссов рождался только один ребенок, исключением из этого правила были лишь первое и последнее на данный момент поколение Гринграссов.
         Для каждого рожденного Гринграсса на заказ изготавливается какая-либо вещь с первой буквой имени. Якобусу принадлежало кольцо с его инициалами "JG", которое по сей день хранится в библиотеке Гринграсс-хауса под защитным стеклом и чарами. Ходят слухи, что оно обладает некой защитной магией, но, к сожалению, кольцо никому не удавалось надеть - оно всегда оказывалось велико. У сестер Якобуса были броши, которые, по тем же слухам, обладают такой же защитной магией, но, к сожалению, они были утеряны.
         Все поколения Гринграссов обучались в Хогвартсе на факультете Слизерин.
         Касаемо лояльности: Гринграссы лояльны только своей семье, они были слишком заняты своим бизнесом и капиталом, чтобы вступать в какие-либо войны.

О семье.

         Дуглас Гринграсс мл. закончил Хогвартс в 1968 году. При поддержке своей матери он в том же году начал свою карьеру в Министерстве Магии, в Департаменте международного сотрудничества. Довольно долго и плотно он занимался одной лишь карьерой, совершенно забывая о женитьбе и  продолжении рода. В прочем, его родители не особо переживали на сей счет. Дуглас был умен, красив и успешен - они были уверены, что женится он не менее удачно.
         Флора Монтегю была определена на факультет Слизерин в 1971 году. Её семья была чистокровной, но совсем не богатой, что не давало ей покоя практически всю её жизнь. На её факультете было много выходцев из богатых семей - и она завидовала. Так сильно, что разбогатеть стало единственной целью её жизни. Она много врала, льстила и извивалась, стараясь обзавестись влиятельными друзьями. И у нее получалось. После окончания школы в 1978 году, одна из богатых подруг пригласила Флору на прием, устраиваемый её семьей. Там-то Флора и увидела свою цель в виде холостого и красивого мужчины с фамилией из списка 28 чистокровных семей.
        Дуглас не сильно интересовался женщинами, они все казались ему глупыми и не интересными, да и работа занимала большинство его мыслей. Но Флора была настойчива, а он был вежлив. Пользуясь всевозможными методами соблазнения, Флора уже в марте заявила о своей беременности, а к маю была сыграна свадьба.
        Между супругами Гринграсс никогда не было любви, а после рождения дочерей подавно. Дуглас старался как можно меньше времени проводить дома, оставаясь на работе допоздна, а Флора большинство времени тратила на светскую жизнь и растрачивание денег, которые ей выделял супруг.

О ней.

       Ноябрь семьдесят девятого выдался крайне морозным, а Флора уже давно Гринграсс терпеть не могла холод. И быть беременной. Её раздражало её располневшее тело, отекшие ноги и частая утренняя тошнота, которая не оставила молодую женщину и в третьем триместре. Когда утром она проснулась от схваток, её не пугала боль, не пугало скорое появление ребенка на свет, в голове было лишь - наконец-то. В пять вечера раздался тихий плач ребенка и на этот свет появилась девочка, которая была никому не нужна. А за окном пошел первый снег. Флора сразу же попросила унести от нее ребенка, ссылаясь на усталость, а Дугласа вообще не было дома. Именно с этого момента и начинается какая никакая, но история юной мисс Дафни Флоры Гринграсс.
       Маленькая Дафни несколько отставала в развитии. Она поздно пошла, не разговаривала до трех лет, раздражая этим свою мать. Отца часто не было дома, как, в принципе, и матери, которая жутко скучала дома и при любой возможности из него исчезала. Дафни полностью была на попечении гувернанток и эльфов, которые не сильно заботились о её воспитании. Тем не менее, у маленькой мисс Дафни было все, что она только могла пожелать: самые дорогие игрушки, самые модные платья и избранное общество. Впрочем, это не лучший подход к воспитанию ребенка, но, в принципе, простительный, учитывая молодость и не опытность родителей Дафны ну и то, что им было, в общем-то все равно. К сожалению, это не изменилось и после рождения второго ребенка. В силу своего возраста, Дафни не помнит появления Астории, да и не может представить себе, что жила какое-то время без нее. В день рождения своей сестры Дафни наконец заговорила, а первым словом её стало - Астория. Только никто уже не помнит, как именно было - Дафна дала имя сестре или услышала это имя от матери. Сестры росли неразлучными - где заканчивалась Дафна, начиналась Астория и наоборот. Они никогда не ссорились, как часто бывает у родных сестер, они наоборот всегда стояли друг за друга и не давали в обиду. Когда грустила Астория, грустила и Дафна. Когда смеялась Дафна, смеялась и Астория. Они были связаны друг с другом нерушимыми узами.   
      Юная Гринграсс росла ужасно избалованной, драчливой и грубой. Она не могла усидеть на месте и её всегда было очень много, что невероятно раздражало всех слуг, но родители этого не замечали. Они не замечали, когда Дафна разбила очередной сервиз, изрисовала стены или кидалась в окна камнями. Заметила только бабушка, которая в силу своей предельной занятости практически не навещала их в Гринграсс-хаусе и была совершенно чужим человеком для Дафны и ее сестры. Беатриса проживала в Лондоне и была очень близка со своим единственным сыном, которого имела радость видеть каждый день. До ненавистной невестки и внучек ей не было особого дела. До тех пор, пока она не увидела Дафну.
       Её визит пришелся на жаркий июль 1985 года, Дафни было пять с половиной и она копалась в саду то и дело пререкаясь со своей гувернанткой. Беатриса была глубоко возмущена воспитанием своей внучки и тот час отправила сыну гневную сову. С тех пор Беатрис жила в Гринграсс-хаусе и занималась воспитанием Дафны. Флора была несколько раздосадована присутствием своей свекрови, которая во всем её превосходила, и, не желая давать дополнительных поводов для ссор между ними, она стала заниматься Асторией. Не из-за любви к дочери, не из-за проснувшегося материнского инстинкта, а только чтобы показать - она тоже может.
       Так сестры Гринграсс разделились навсегда.
       Беатриса Гринграсс была очень холодной, что отлично тушило жар детства маленькой Дафны. Дафны-плаксы. Никчемной Дафны. Сквиба. Так бабушка отзывалась о ней за спиной. Дафна слышала. Запоминала и плакала ночью в подушку. Наверное, было неправильно так внезапно менять всю концепцию жизни Дафны, начинать воспитание резко, не подготовив хрупкую детскую душу, но Беатриса хотела добиться результата, как можно быстрее. Она всячески пыталась внушить Дафне понимание того, что она аристократка и должна вести себя соответствующе. Она посеяла в маленькой неокрепшей душе стремление к недостижимому совершенству и полнейшую неуверенность в себе. Некогда жизнерадостная и шаловливая девочка становилась примерной и безукоризненной наследницей древнего рода.
      Дафна становилась похожа на тот снег, что покрыл земли в вечер её рождения: красива, но холодна и смертельна. Она научилась прятать свои эмоции за маской льда, помня, чему учит её бабушка и никогда не забывая, что та ожидает от нее. Совершенство. И совершенство не приемлет доброты и тепла. Но внутри, где-то в душе, у Дафны становится пусто. Сломанная. Дафна именно такой себя и видит - сломанной, как все её детские игрушки. Каждую ночь она плачет в подушку. Каждый день она натягивает на свое лицо безразличную маску и внимает бабушке. Но в её сердце еще осталось тепло, которое она разучилась показывать. Тепло, которое спасает её от боли и держит на плаву. Её Астория, которая становится с каждым годом все дальше, но не становится чужой её сердцу. Дафна чуть ли не каждую ночь приходит в комнату своей спящей сестры и поправляет ей одеяло.
      Магия приходит к Дафне в девять, когда уже никто и не ждал. Беатриса довольна, Астория тоже, ведь теперь не одна она поедет в Хогвартс. Безразличие в Дафне растет не по дням, а по часам - и ей, в общем-то, все равно. Отец больше времени проводит дома и Дафни сближается с ним, находя общие черты. Она часто сидит с ним в библиотеке и в зале у камина. Он, в свою очередь, тоже тянется к дочери, тяготившись чувством вины за свое отсутствие. Тем временем Флора таскает Асторию по званным обедам, делая из нее типичную светскую леди. Дафну же воспитывали не куклой, делая упор на образование, впихивая в нее историю в перемешку с этикетом. От прежней Дафны остается разве что упрямство, которое останется с ней на всю жизнь - и Беатрис это устраивает, она поощряет упрямство и упорность внучки, считая, что это обязательно пригодится Дафне в будущем. Ломать больше уже нечего и Дафне дали спокойно вдохнуть. Беатриса все больше проникалась внучкой, понимая, что полюбила Дафну столь же сильно, как любит своего сына, но каменная душа не позволяет ей признаться в этом Дафни. Правда, Дафна и сама это поймет, через пару тройку лет, а пока она ненавидит бабушку и желает той смерти.
      Лето 1991 года было летом ожидания. Дафне не терпелось получить заветное письмо в Хогвартс и наконец спастись от общества своей уважаемой бабушки. Тем летом у Дафны появилась любовь к полетам после того, как отец взял своих дочерей на матч квиддича. Старшая Гринграсс практически заболела игрой и тут же попросила у папы пару уроков полетов. Папа не разочаровал и пригласил самого лучшего тренера, и Дафна была в восторге от занятий, но присущее ей упрямство и отсутствие бабушки не позволило ей довольствоваться преподаваемым ей навыкам. Она же хотела как на поле, летать высоко и быстро. Практически сразу после ухода её тренера, Дафна устремилась в небо на своей новенькой метле. Чего ей это стоило? Множественного перелома правой ноги, перелома предплечья в типичном месте, полного вывиха ключицы, разбитой мечты и огромнейшей фобии. Через пару месяцев, не до конца оправившаяся после случившегося, Дафна наконец отправляется в школу Чародейства и Волшебства Хогвартс.
      Шляпа совершенно предсказуемо отправляет её в Слизерин. Дафна знает почти всех, кто сидит за одним с ней столом, но, тем не менее, не заводит друзей. Она попросту не умеет. Ей тяжело поддерживать разговор за гранью светского, а шум, который создавали однокурсники, её раздражал. По прошествии некоторого времени Дафни, конечно, заводит определенный круг общения, но не слишком близкий и друзьями его назвать язык не повернется. Ей тяжело доверять людям, Дафна считает, что положиться можно только лишь на себя. Не смотря на то, что Дафна со Слизерина в ней нет традиционных для данного факультета предрассудков. Хотя её родители и чтят чистоту крови, они ничего не имеют против не чистокровных волшебников, считая унижения последних дурным тоном и плохим воспитанием. В Дафну это вложили чуть ли не с пеленок, поэтому она считает, что гонения на так называемых "грязнокровок" не являются правильными и совершенно не брезгает их обществом. Это вовсе не значит, что услышав слово «грязнокровка» она тут же встанет на их защиту, но это так же не значит, что она станет смеяться над этим. Главным образом, Дафна просто игнорирует такие вещи и никак на них не реагирует.
      Каждый год в школе что-то да происходит, благодаря, конечно, Гарри Поттеру, но Дафна ко всему, как всегда, безразлична и очень одинока. С приездом сестры все несколько улучшается, но не до конца. Дафна уже не плачет ночью в подушку - ведь соседки могут услышать - она лишь сжимает кулаки, когда чувствует, что слезы подступают, а на ладонях оставляет следы от ногтей, окрашенные темной кровью. Вид крови отрезвляет и Дафна снова прячет эмоции в самый глубокий ящик своей души. Учеба - единственное, что всегда безукоризненно получается у Дафны. Она учится с завидным усердием, получая от этого настоящее удовольствие, но так и не смогла обскакать Гермиону Грейнджер. Дафна скучает по отцу и бабушке, любовь к которой появилась именно на расстоянии или, даже, в сравнении. Бабушка была мудра и невероятно интересна, а окружающие Дафну студенты этим похвастаться не могли. Дафне все чаще становилось скучно от общения со своими "друзьями" по факультету. Она предпочитала общаться со старшими, которые ей казалось ей немного более интересными, чем её сверстники.
      С каждым новым годом в школе, Дафни разочаровывается во взглядах слизеринцев касательно нечистокровных волшебников. Редко, она даже вступала в диалог, робко пытаясь переубедить их. Она не столько защищала не чистокровных, сколько выставляла мнение слизеринцев не состоятельным, правда, это не сильно её спасло от репутации "любительницы грязнокровок". К счастью, Дафна достаточно быстро все это пресекла, обдавая своих "обидчиков" своим холодом и невозмутимостью, а иногда и словом.

» Родственники: » Дуглас Гринграсс старший | Douglas Greengrass senior - дед, ныне покойный, при жизни официально занимался семейным бизнесом. (На самом деле большую часть дел вела его супруга от имени своего мужа.)
» Беатрис Гринграсс (в девичестве Крауч) | Beatrice Greengrass (nee Crouch) - бабушка, глава британской делегации в Международной конфедерации магов, руководит семейным бизнесом.
» Дуглас Гринграсс младший | Douglas Greengrass junior, b. 1952 - отец, заместитель главы британской делегации в Международной конфедерации магов.
» Флора Гринграсс (в девичестве Монтегю) | Flora Greengrass (nee Montegue), b. 1960 - мать, светская леди.
» Астория Гринграсс | Astoria Greengrass, b. 1982 - младшая сестра, ученица Хогвартса (Слизерин).
» Грэхэм Монтегю | Graham Montague, b. 1978 (79) - кузен, ученик Хогвартса (Слизерин).


ПРОБНЫЙ ПОСТ
Рождественские каникулы подходили к своему логичному завершению и, честно сказать, Дафна не могла дождаться, когда наконец уже окажется снова в школе, в дали от этой семьи и от вечного притворства. В отчем доме она давно уже не чувствовала себя в своей тарелке, и ей претило общество своей семьи. Будь она чуть более мятежного характера – с радостью бы оставалась бы в Хогвартсе на все каникулы, лишь бы не оставаться с родственниками наедине, но чувство долга, которое воспитывали в ней с пеленок, уже давно стало краеугольным камнем ее существования. Она была должна: должна была приезжать домой; присутствовать на семейных обедах и праздниках; быть хорошей дочерью; быть безукоризненной представительницей чистокровного общества; и быть попросту той, что будет удобна своей семье. И она справлялась со своей ролью всегда и везде, ведь так она была запрограммирована,  и она не знала как это – сказать нет. Но ей хотелось, иногда даже слишком сильно хотелось убежать от всего этого, быть просто подростком и не следить за тем, что сказать и что сделать. Жаль, что все это желание приходилось все время в себе подавлять. Бабушка всегда говорила, что Дафна слишком похожа на свою мать, и в этом она была как никогда права. Дафна – не боец, ровно как и ее мать, и даже учитывая, что они практически не общались, эта слабость передалась дочери с молоком матери. В ней не было стержня, не было силы, способной противостоять тому, что ей навязывали, и Дафна в себе это презирала.
Девушка наивно полагала, что запас всевозможных приемов на этих каникулах иссяк, что ее больше не будут дергать и она сможет спокойно перетерпеть те дни, что остались до начала учебы. Наивность – лишь еще одна черта, которую Дафна в себе презирала, и совсем не зря. Иногда казалось, что Гринграссы совершенно не считают своих детей за людей и совершенно с ними не считаются. Так, отец решил сообщить им о благотворительном вечере в министерстве магии, на который они все обязаны пойти, за каких-то четыре часа до его начала. Предупредительность это вовсе не о нем, и, о Мерлин, как же это раздражало Дафну, которая везде таскалась с ежедневником, в котором расписывала все по минутам и без которого просто не могла жить. Удивительное отличие в людях, которые воспитывались одним человеком. Наверное, неудачное воспитание сына стало одной из причин почему Беатриса решила взяться за Дафну.
Мать семейства, как обычно, покорно поднялась со стула и направилась в свои покои, где спешно начала готовится к мероприятию, не забывая о том, кто она и кто ее муж, а значит изо всех сил пыталась добиться совершенства в своем виде. Астория даже пыталась что-то возразить, но ее быстро поставили на место, ну а Дафна… Это Дафна. Молча встала и пошла выполнять приказ – именно так все это выглядело для нее, а слушаться ее научили раньше, чем читать. Уже в комнате она сожмет руки в кулаки так сильно, что на ее ладонях проступит кровь, но этого никто не увидит. Никто никогда не видел ее в таком состоянии, ведь все что она могла показать людям – холодное безразличие. Для всех них она была сделана из самого прочного льда. И она не думала это менять. Всего пара-тройка заученных движений и легкий вечерний макияж был нанесен, а в гардеробе было выбрано строгое черное платье, подчеркивающее фигуру. Еще несколько минут у зеркала: возьми себя в руки, Дафна, все это скоро закончится. Это не может продолжаться всегда. Дафна спустилась в гостиную и встала около камина, где ее уже ожидал отец.
- Прекрасно выглядишь, Дафна, и как всегда без задержек, что нельзя сказать о твоей матери и сестре. Флора! Астория! Сколько можно? Нам давно уже пора! - слова отца были на удивление действенны и вот уже вся семья была готова к отбытию в министерство магии. Отец протянул ей летучий порох и, вспышка зеленого пламени ослепившая на мгновение Дафну, скрыла отца из виду. К слову, Дафна искренне не любила каминную сеть и считала это самым отвратительным способом перемещения, но ее экзамен на трансгрессию был лишь через неделю, а Астории вообще было до него далеко. Девушка шагнула в камин и, бросив себе под ноги порох, четко произнесла: - Министерство магии. Огонь поглотил тело Дафны, обдав ее жаром, и через несколько секунд она уже стояла рядом с отцом в холле министерства магии. Остальные не заставили себя долго ждать. Представительницы прекрасного пола семьи Гринграсс молча следовали за отцом семейства к месту проведения приема, а оказавшись в зале каждый пошел по своим делам. Отец отправился к своим коллегам, мать к женам этих самых коллег, а Астория быстро улизнула к своим подружкам. В такие моменты Дафна проклинала себя за то, что к семнадцати годам не умудрилась обрасти множеством друзей, впрочем она всегда справлялась с этим.
- Добрый вечер, миссис Малфой, прекрасно выглядите, - расплывшись в учтивой улыбке, сказала Дафна проходящей мимо нее Нарциссе Малфой. Слишком много знакомых лиц, с которыми нужно было быть приветливой и учтивой. Еще несколько таких вежливых жестов и Дафна оказалась в углу зала, рядом со столом с угощениями и напитками. Она взяла себе бокал с пуншем и, потянувшись к корзине с фруктами, была атакована человеком проходившим сзади нее. Дафна стремительно полетела на встречу к полу, а виновник падения принялся помогать и извинятся. Заклинанием он очистил ей платье и убрал лужу пунша.
- Ничего страшного, сэр, - вежливо улыбнулась девушка, в надежде, что он оставит ее в покое. Половина присутствующих в этой половине зала укоризненно смотрели на девушку, а она так и слышала в голове голос своей бабушки – Мерлин, да ты же ни на что не способна! Твое рождение было огромной ошибкой, Дафна. Мужчина все же ушел, а Дафна решила скрыться с места преступления в другую половину зала. Там она наконец заметила осколок стекла торчащий из ее ладони и дорожку алой крови стекающей прямиком на пол. Ты просто мисс-грация и мисс-удача, Гринграсс. Видела бы все это Сьюзен – точно бы не оставила тебя в покое до самых ЖаБа. Дафна оглянулась в поисках отца, в надежде, что он сможет залечить ей руку.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Пожелания касательно сюжетной линии вашего персонажа: увидеть личный рост Дафны; то, как все ее окружение становиться ей противно. А так же, конечно, участие в глобальном сюжете школы.
Связь с вами: skype - bipbup

Отредактировано Daphne Greengrass (2017-09-21 21:56:39)