Пост от Элизабет Монтгомери

Во времена работы в аврорате Элизабет приходилось бывать в Азкабане при сопровождении заключенных. Впечатлений она набралась на всю жизнь вперед. Ей даже казалось, что школьников надо бы раз-другой для профилактики сводить туда на экскурсию. Подрастающее поколение, будущее магического мира. Тюрьма могла раз и навсегда отбить у них даже намек на желание переходить на темную сторону. Побывав в Азкабане раз, даже не в качестве заключенного, ты уже никогда не захочешь туда вернуться.

Living on the edge

Добро пожаловать!


События в игре: После трагедии 24 июня 1995 года Министерство Магии усилило охрану массового скопления волшебников, в частности школы Хогвартс, а также приняло два декрета об образовании. Грядут перемены!
Что представляет собой новый преподаватель ЗоТИ и по совместительству генеральный инспектор Хогвартса? кто будет уволен по результатам инспектирования, а кто – останется? чем занят Аврорат, если беглые Пожиратели смерти до сих пор на свободе? и наконец, правду ли говорят Альбус Дамблдор и Гарри Поттер, или же они оба – просто сумасшедшие?

СРОЧНО: Для развития сюжета нужны Золотое Трио, министр магии Корнелиус Фадж, его младший помощник Перси Уизли и профессор Северус Снейп.
Сюжет | Гостевая | Правила | Списки занятых

Администрация: Барти Крауч мл.
Тематика: по мотивам серии книг
Дж. Роулинг о Гарри Поттере
Год в основной игре:
сентябрь 1995 г.
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный

Слово АМС

On Your Knees Peasants!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » On Your Knees Peasants! » Принятые анкеты » Bartemius Crouch Jr., 33 y.o., DE


Bartemius Crouch Jr., 33 y.o., DE

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

BARTEMIUS CASPAR CROUCH | БАРТЕМИУС КАСПЕР КРАУЧ

http://sd.uploads.ru/t/de9m8.gif http://s5.uploads.ru/t/udame.gifDavid Tennant

Сокращенное имя, прозвища: Барти
Дата рождения, возраст: 18 апреля 1962 года, 33
Чистота крови: чистокровный
Принадлежность: да здравствует Повелитель!

Образование: Хогвартс, Слизерин'80
Деятельность: развлекается
Волшебная палочка: боярышник, сердечная жила дракона, 14,5 дюймов, гибкая
Имущество: фамильное поместье Крауч-хауз, достойный счет в Гринготтсе, есть домовой эльф и сова

РОДОСЛОВНАЯ
Каспер (†) и Чарис (†) (ур. Блэк) Крауч – родители отца; Бартемиус (†) и Эрнеста (†) (ур. Макмиллан) Крауч – родители
Имя матери свидетельствует об итальянских корнях: давным-давно один из Макмилланов женился на чистокровной волшебнице-итальянке. Первой родившейся девочке было решено дать итальянское имя, вместе с тем крепко связанное с родом Макмилланов.
С тех пор имя «Эрнеста» передается из поколения в поколение.
Беатриса  и Берилл (†), тети по отцу, вышли замуж за чистокровных волшебников, являются представительницами других домов, поэтому их потомки не включены в генеалогическое древо семьи.

Девиз дома:
«No cross, no crown»
(«Нет короны без креста»)

Герб:
увитый золотыми листьями
меч на зеленом фоне

ВНЕШНОСТЬ

Первое, что бросается в глаза при знакомстве, это высокий рост и почти болезненная худоба, а сразу после – быстрые, но мягкие движения. Карие глаза отражают все и не отражают ничего. Гнев, восторг, радость, грусть, вы увидите на его живом лице спектр самых разнообразных человеческих чувств, но в тот самый миг, когда вы самонадеянно решите, будто знаете его, будто читаете его как открытую книгу, он удивит вас и обескуражит. Никогда нельзя быть уверенным, чувствует ли он в самом деле именно то, что показывает, или это всего лишь игра.
Обладатель совершенно ассиметричного, но по-своему красивого и тонкого лица.
Кривой нос и бледно-коричные веснушки выдают в нем натуру сложную, противоречивую и достаточно ранимую, а губы, которые он нередко поджимает, – человека властного, гордого и упрямого.
Существующий в постоянном движении, он то жестикулирует, то засовывает руки в карманы, то перекатывается с пятки на носок и обратно. Он постоянно что-то жует, демонстрируя собеседнику здоровые зубы и подвижный язык, с которого то и дело срывается что-то насмешливо-острое. Ему присуща прямая осанка, а природное изящество непросто скрыть даже показной небрежностью к внешнему виду, возможно даже, что небрежность, наоборот, подчеркивает его, увы, аристократизм.

ПРОБНЫЙ ПОСТ
Он сказал продавцу еще несколько ничего не значащих, но очень любезных слов, изящно намекнул на то, что отныне его можно считать постоянным клиентом, если, конечно, г-н Шейверетч будет столь любезен и не обманет его доверие; впрочем, «предосторожность» была излишней – оба понимали это, поэтому слова, которые постороннее ухо могло бы истолковать как завуалированную угрозу, являлись не столько непосредственно угрозой, сколько забавной шуткой хорошо понимающих друг друга преступных элементов.
Он хотел поболтать еще о чем-нибудь, но продавец скосил глаза – и тогда Барти ощутил присутствие постороннего за своей спиной. Интересно! Он был так увлечен продавцом и покупками, что не услышал звон дверного колокольчика. Обернувшись, он оценивающе скользнул глазами по стоящей неподалеку девушке и хотел было весело ей подмигнуть, но она прятала глаза, держалась скованно, и, вероятно, чувствовала себя неуверенно, говорить продавцу зачем пришла не спешила, хотя предыдущий покупатель, т.е. он сам, уже и расплатился, и сложил покупки.
Забавно. Она вся – сплошное противоречие. С одной стороны, скинутым с рыжих волос капюшоном она бросила вызов всяк здесь присутствующим и заодно входящим, дала понять, что никого не боится и не собирается прятаться, а с другой стороны, ее облик, ее поведение вопило об обратном: не трогайте меня.
Ох, детка.
Ни то, ни другое не самая правильная тактика.

Прошу прощения, я заболтался, – мягко улыбаясь, сказал он ей. 
В прежние годы Барти Крауч обязательно прицепился бы к молодой особе, которая не побоялась заявиться в аптеку, где торгуют чем можно и нельзя, но после двух сроков тюремного заключения он стал нежаден до чужих дел, растерял ранее присущие ему горячность и любопытство – эмоции, увы, притупляются, если приходится сосуществовать в непосредственной близости с дементорами слишком долго, и характер гаснет. Но у побочного эффекта две стороны: одни Пожиратели смерти из кожи вон лезут, чтобы почувствовать хоть что-то, – именно поэтому многие кажутся кончеными психами, – а другие просто принимают то, что отныне их эмоциональный диапазон оставляет желать лучшего, и живут себе спокойно. Барти же, не то в шутку, не то взаправду, считал себя натурой сложной и неопределившейся, ни к одной из категорий себя не относил и, размышляя об этом на досуге, опирался на тот неоспоримый факт, что с одной стороны он нежился в объятьях дементоров достаточно долго, а с другой стороны – совсем нет. Как известно, все познается в сравнении.
Так вот, рыжая девушка, – наверное, еще школьница, хотя по ней поди пойми, – его не заинтересовала, как его не заинтересовали и ее драгоценные секреты. Если она и правда школьница, то, скорее всего, она пожаловала за стимуляторами (школьники одинаковы во все времена), а если нет, то ей наверняка понадобилось какое-нибудь абортивное. Ко всем подобным зельям Барти относился с искренним презрением, поэтому знал заранее: он едва ли сдержит свой меткий и злой язык, а потому поспешил откланяться в самом что ни на есть буквальном смысле. Он поклонился ей, почти насмешливо, почти театрально, и все-таки недостаточно, чтобы этот жест можно было с уверенностью истолковать как оскорбление, а затем стремительно вышел вон.

Небо не скупилось на слезы, и по каменным плитам Лютного переулка теперь приходилось ступать со всей осторожностью. Он наложил несколько заклятий на одежду и обувь, прежде чем выйти из дома, но воды налило слишком много, заклятия не всесильны, да и срок их действия ограничен во времени. Надо было повторить процедуру перед выходом из аптеки, но он забыл, из-за чего в ботинках неприятно хлюпало, а холодные капли, проникающие за шиворот, заставляли его то и дело поводить плечами и поправлять воротник пальто.
Г-н Шейверетч оправдал репутацию: очень милый человек. Такими, собственно, часто бывают уголовники. Нипочем не скажешь, что этот добродушный малый, ничтоже сумняшеся, в свое время траванул более десяти мил клиентов за день – не стоит держать продавца за идиота, тогда и со здоровьем не будет летальных проблем. 
Что до девчонки… Пожалуй, он зря ушел. Все равно делать нечего. Надо было воспользоваться моментом и поупражняться в остроумии, может, сделал бы хоть одно доброе дело на своем веку – отвадил бы девушку от походов в злачные места, которые, не более и не менее, следствие какой-нибудь ее глупости – совершенной или запланированной на ближайшее будущее, а потом, чего уж там, преспокойно продолжил бы молоть языком с приглянувшимся отравителем – в последнее время его болталка работала как нельзя лучше; не обремененный заботами в угоду Повелителю, он находился в странном состоянии ничегонеделания, а от скуки без остановки болтал. Со всеми. Обо всем. 
Но теперь уже поздно. Не возвращаться же. Сейчас он обогнет «Белую виверну», а там есть закуток, откуда он привык аппарировать.
И все же…
В ней было нечто знакомое. Если, как он предположил, она несовершеннолетняя и учится в школе, то он преподавал ей ЗоТС в прошлом году. Конечно, он не обязан помнить всех, кого он пытался хоть чему-то научить, но, как это ни забавно, он действительно помнил большинство, по крайней мере, со Слизерина и Гриффиндора. 
Значит, Рейвенкло или Хаффлпафф.
А рыжих на этих факультетах и вовсе раз-два и обчелся. Откровенно говоря, он помнил только…
Да она просто выросла!
Конечно, он не узнал ее сразу: пухленькой девочки, которая некоторое время таскалась за ним с просьбами научить ее сопротивляться Империусу, больше нет. Как и всегда, Барти оставил себе право на ошибку, но с каждой секундой убеждался в своем выводе, а желание убедиться наверняка заставило его резко развернуться и кинуться назад. 

Удаляющийся прочь от аптеки девичий силуэт Барти Крауч поймал глазами сразу. Наколдовав простой черный зонт, он свернул за угол, пробежался по параллельной улочке и резко преградил ей дорогу. Не имея ни малейшего понятия что творит, он, улыбаясь, произнес первое, что пришло ему в голову:
Мне интересно, что забыла студентка школы Хогвартс в аптеке г-н Шейверетча? Мадам Помфри заболела? умерла? а может, она боле не авторитет для молодежи?
Он не ошибся. Она.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Пожелания касательно сюжетной линии вашего персонажа: о, это большой-большой секрет
Связь с вами: ICQ 656163511

+1

2

ХРОНОЛОГИЯ ИГРЫ
Don't try too hard
& Susan Bones
09.09.1994, Хогвартс, кабинет профессора ЗоТИ
Сьюзен Боунс приходит к профессору, чтобы попросить о дополнительных занятиях.

Tell me some things last
& Beatrice Greengrass
27.06.1995, Крауч-хауз
Беатриса Гринграсс, в девичестве Крауч, навещает племянника, ведь им есть, о чем поговорить. 

1.1. Хогсмид: Living on the edge
& Elizabeth Montgomery
08.09.1995, Хогсмид, дом Элизабет Монтгомери
Первая полноценная рабочая неделя подошла к концу, и Элизабет Монтгомери возвращается в свой новый дом к маленькому сыну, где ее неожиданно встречает Пожиратель смерти.

Get closer to me
& Anna Branstone
30.09.1995, Лондон
Самоуверенность, невозмутимость и безбрежное спокойствие – необходимые качества характера, если ты вне закона, но органически не способен обойтись без прогулок по Лондону. Но разгуливать по Лондону одному как-то не комильфо, следовательно, самое время познакомиться с красивой женщиной.

0

3

Родовой особняк

http://sd.uploads.ru/t/g6v5X.png
План Крауч-хауза, 1-ый этаж,
где 7 – холл с гобеленами, картинами и статуями, 8 и 9 – проходные, красиво обставленные комнаты. Комната 8 ведет в правое крыло, где N – библиотека, E и D – единый кабинет, С – кабинет, III и II – единая малая гостиная, B – ванная комната, А – учебная комната, I – небольшой холл, ведущий на второй этаж в детские и в сад.
Комната 9 ведет в левое крыло, где M – большая гостиная, 5 – ванная комната, 4 и 3 – единая столовая, 2 – гардеробная, 1 и вниз – кухня, заштрихованный участок рядом – теплица.

0

4

18 апреля 1962 г. - др
18 апреля 1963 г. - 1 г.
18 апреля 1964 г. - 2 г.
18 апреля 1965 г. - 3 г.
18 апреля 1966 г. - 4 г.
18 апреля 1967 г. - 5 л.
18 апреля 1968 г. - 6 л.
18 апреля 1969 г. - 7 л.
18 апреля 1970 г. - 8 л.
18 апреля 1971 г. - 9 л.
18 апреля 1972 г. - 10 л.
18 апреля 1973 г. - 11 л., поступление в Хогвартс
18 апреля 1974 г. - 12 л., 1 курс
18 апреля 1975 г. - 13 л., 2 курс
18 апреля 1976 г. - 14 л., 3 курс
18 апреля 1977 г. - 15 л., 4 курс
18 апреля 1978 г. - 16 л., 5 курс
18 апреля 1979 г. - 17 л., 6 курс
18 апреля 1980 г. - 18 л., 7 курс, выпуск, вступление в ряды Пожирателей смерти
18 апреля 1981 г. - 19 л.
- 31 октября 1981 года - исчезновение Повелителя
- 25 декабря 1981 года - Барти и ко в гостях у Лонгботтомов, нагрянувшие авроры, Азкабан
- 05 января
18 апреля 1982 г. - 20 л.
- 20 сентября - сбежал из Азкабана, поменявшись с матерью
- 25 сентября - смерть матери (т.е. "его")
- 5 октября - "похороны" матери
18 апреля 1983 г. - 21 г., ~ 1 г. под домашним арестом
18 апреля 1984 г. - 22 г., ~ 2 г. под домашним арестом
18 апреля 1985 г. - 23 г., ~ 3 г. под домашним арестом
18 апреля 1986 г. - 24 г., ~ 4 г. под домашним арестом
18 апреля 1987 г. - 25 л., ~ 5 л. под домашним арестом
18 апреля 1988 г. - 26 л., ~ 6 л. под домашним арестом
18 апреля 1989 г. - 27 л., ~ 7 л. под домашним арестом
18 апреля 1990 г. - 28 л., ~ 8 л. под домашним арестом
18 апреля 1991 г. - 29 л., ~ 9 л. под домашним арестом
18 апреля 1992 г. - 30 л., ~ 10 л. под домашним арестом
18 апреля 1993 г. - 31 г., ~ 11 л. под домашним арестом
18 апреля 1994 г. - 32 г., ~ 12 л. под домашним арестом
— 22 августа — Чемпионат мира по квиддичу, Черная метка
— 24 августа — явление Темного Лорда
— 1 сентября — профессор
— 24 ноября — первый тур Турнира трех волшебников
— 24 февраля — второй тур Турнира трех волшебников
18 апреля 1995 г. – 33 г.
— 27 мая — убивает отца, трансфигурирует его тело в кость и зарывает на свежевспаханных грядках Хагрида
— 24 июня — третий тур Турнира трех волшебников, Барти отправляет Гарри Поттера прямо в руки Темному Лорду, затем Поттер возвращается, а Барти целует дементор
18 апреля 1996 г. – 34 г., почти год он хуже чем мертв
18 апреля 1997 г. – 35 л., почти два года он хуже чем мертв
18 апреля 1998 г. – 36 л., почти три года он хуже чем мертв
– 2 мая – битва за Хогвартс
– 2 июня – Кингсли Бруствер выбран новым Министром Магии
– 7 июня – принято решении об устранении дементоров
– вечером 8 июня ученый из Отдела науки общается с министром по поводу дементоров, однако они не приходят к консенсусу
– как следствие, ночью с 9 на 10 июня ученый выкрадывает дементора и помещает его в свою лабораторию
– 10 июня – авторы уничтожают всех дементоров, кроме одного, а Мэри получает письмо
– 12 июня – ученый приводит Мэри к Барти Краучу
– 15 июня – ученый вместе с Мэри освобождают душу Барти Крауча и та вселяется обратно в тело
реабилитация
18 апреля 1999 г. – 37 л.

0

5

Он слышал женский голос как будто сквозь толщу воды. Он не хотел реагировать. Зачем? Он хотел лишь, чтобы все наконец закончилось. Он смертельно устал. Он хотел отдохнуть. Но женщина не собиралась дарить ему покой. Наоборот. Она пришла, чтобы продлить его мучения. Господи, сколько можно, неужели он недостаточно наказан?
– Мистер Крауч! – звала она его. – Мистер Крауч!
Видимо, недостаточно.
Какая же стерва. Неужели никак не возьмет в толк, что он не хочет ее ни видеть, ни слышать?
– Мистер Крауч, очнитесь! Мистер Крауч! – женщина уже почти кричит. Интересно, почему она кричит? потому что он изображает глухонемого? Нет, вряд ли, скорее потому, что боится. А почему она боится? Что такого страшного в том, что он хочет отдохнуть?
– Да чтоб тебя! – вдруг выругалась она, и он почувствовал сильный удар по лицу. Пощечина! ничего себе! Она дала ему пощечину! Стерва. Точно стерва. Он опять оказался прав. Скучно...

0

6

BARTEMIUS CASPER CROUCH
The villany you teach me, I will execute, and it shall go hard
but I will better the instruction.

(Злодейству учишь ты меня – его исполню я и превзойду твое ученье.)
http://sg.uploads.ru/t/rAj0T.gif
DAVID TENNANT

Имя: Бартемиус Каспер Крауч, но можно обращаться и не так официально
Дата рождения: 18 апреля 1962 года, 17 лет
Факультет/Год Выпуска: Слизерин'80
Чистота Крови: чистокровный

Место рождения/проживания: Великобритания, Англия, Йоркшир, фамильное поместье Крауч-хауз
Сторона: готов исполнить любой каприз Повелителя (или почти любой)
Занятость: Пожиратель смерти, студент

БЛИЖАЙШИЕ РОДСТВЕННИКИ
Каспер (†) и Чарис (†) (ур. Блэк) Крауч – родители отца; Бартемиус и Элен (ур. МакДональд) Крауч – родители.
(Изначально не Элен (Helen), а Элин (Aleen), однако Крауч-старший предпочитает Англию Шотландии, а потому на заре супружеской жизни заявил, что будет звать жену «нормально», «по-английски».)
Беатриса и Берилл, тети по отцу, вышли замуж за чистокровных волшебников, являются представительницами других домов, поэтому их потомки не включены в генеалогическое древо семьи.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
[indent]Его отец всю жизнь исповедовал принцип conspicuous inconspicuousness («заметной незаметности») и навязывал сыну твердое убеждение, что главное в одежде – изящная скромность. Пожалуй, против самого принципа Барти ничего не имел, равно как он ничего не имел против кодекса поведения английских денди, однако, к несчастью, однотонные темные фраки не пришлись юноше по душе, да и к многочисленным жилетам, которые так любил отец, Барти не испытывал теплых чувств. (Крауч-старший их коллекционировал, а цвет контрапункта – какой кошмар! – порой выбирал до нескольких часов.) То ли дело шейные платки. Вот они действительно заслуживают столь пристального внимания! Но и здесь юноше не удавалось отвести душу. Любой его выбор заканчивался безжалостной отцовской критикой, поэтому в конце концов, в один прекрасный – а может быть не очень – день, Барти забойкотировал отцовскую моду и спустился на благотворительный прием в одежде, что нравилась ему самому, чем навлек на себя гнев такой силы, что у их домового эльфа началась икота, а сам юноша из-за болей в ягодичной области несколько дней держался прямо, как никогда, и не решался обременять собой стулья.
[indent]Унижение от порки, впрочем, быстро сменилось эйфорией: мама пересказала несколько дискуссий, разразившихся из-за его внешнего вида, и заявила, что, может, он и потряс общественность отсутствием мантии и распахнутым воротом рубашки, нашлись и те, кто похвалил его несколько небрежное чувство стиля. А в конце леди Элен ласково добавила: «Мне тоже понравилось», чем разрешила внутренний конфликт – быть жестоко наказанным еще пару раз или сдаться на милость победителя. Всякий мыслящий человек рано или поздно понимает, что человеческая жизнь полна страданий, так почему бы не пострадать за нечто действительно стоящее. Любому нормальному подростку жизненно необходимы следующие права: 1. самостоятельно выбирать себе одежду; 2. залезать девкам под кофту (а лучше под юбку) в укромных уголках школы; 3. выбирать себе кумиров и, соответственно, сторону в войне. И уж тем паче страдать и биться, биться и страдать за свои права в подростком возрасте необходимо, если тебя бьют с детства. Ведь что тебе терять?
[indent]В общем, как вы, должно быть, уже догадались, детство Крауча-младшего сложно назвать счастливым. Глава Департамента магического правопорядка дома такой же, как на работе, – всегда самый правый, всегда самый умный; безусловный авторитет, нуждающийся в почитании и преклонении; зачем ему сбавлять обороты? Жесткость и жестокость – необходимое зло во имя всеобщего блага. А мать – женщина хоть и неплохая, но слабая; в отличие от сына, не способная дать отпор. Не любовью пропитан их дом, а тиранией главы семьи. Волшебная плеть как панацея от мелких проблем; the Cruciatus Curse – как панацея от крупных. Бартемиус Крауч, при всем своем уме, непроходимо туп. Что до юноши, то при внешней непохожести, по характеру он – копия отца. Такой же своенравный и властный, такой же жестокий и мстительный – однако он еще способен любить и проявлять милосердие. Только шансов на человечность тем меньше, чем сильнее он связан с Темным Лордом. Метке на руке полгода – желания служить хоть отбавляй. Щепотка восхищения, щепотка уважения, сладкое обещание быть лучшим отцом, чем был отец по крови, – и все, молодая душа подобно птице, залетевшей в дом, чтобы склевать со стола хлебные крошки, и тем самым навлекшей на себя гибель.
[indent]В его силах отомстить за все, но если он перейдет эту черту, он никогда не вернется назад.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Патронус: чиж
Боггарт: мертвая мать
Артефакты: вероятно, дома найдется что-нибудь интересное, но Барти ничего с собой не таскает
Дополнительно о персонаже: Первое, что бросается в глаза при знакомстве, это высокий рост и почти болезненная худоба; а сразу после – быстрые, но мягкие движения. Карие глаза отражают все и не отражают ничего. Гнев, восторг, радость, грусть, вы увидите на его живом лице спектр самых разнообразных человеческих чувств, но в тот самый миг, когда вы самонадеянно решите, будто знаете его, будто читаете его как открытую книгу, он удивит вас и обескуражит. Никогда нельзя быть уверенным, чувствует ли он в самом деле именно то, что показывает, или это всего лишь игра.
Крауч – обладатель тонкого и совершенно ассиметричного, но по-своему красивого лица. Кривой нос и бледно-коричные веснушки выдают в нем натуру сложную, противоречивую и достаточно ранимую, а губы, которые он нередко поджимает, – человека властного, гордого и упрямого.
Существующий в постоянном движении, он то жестикулирует, то засовывает руки в карманы, то перекатывается с пятки на носок и обратно. Он постоянно что-то жует, демонстрируя собеседнику здоровые зубы и подвижный язык, с которого то и дело срывается что-то насмешливо-острое. Ему присуща прямая осанка, а природное изящество непросто скрыть даже показной небрежностью к внешнему виду, возможно даже, что небрежность, наоборот, подчеркивает его, увы, аристократизм.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Как нашли: Думаю, в этом мне помог LYL.

Планы на игру: Я сто лет не играл в школку и хочу вспомнить, как это бывает. Кроме того, я не прочь пуститься во все тяжкие – кого-нибудь убить, кого-нибудь свести с ума. Если что, только скажите. Я мигом.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Он сказал продавцу еще несколько ничего не значащих, но очень любезных слов, изящно намекнул на то, что отныне его можно считать постоянным клиентом, если, конечно, г-н Шейверетч будет столь любезен и не обманет его доверие; впрочем, «предосторожность» была излишней – оба понимали это, поэтому слова, которые постороннее ухо могло бы истолковать как завуалированную угрозу, являлись не столько непосредственно угрозой, сколько забавной шуткой хорошо понимающих друг друга преступных элементов.
Он хотел поболтать еще о чем-нибудь, но продавец скосил глаза – и тогда Барти ощутил присутствие постороннего за своей спиной. Интересно! Он был так увлечен продавцом и покупками, что не услышал звон дверного колокольчика. Обернувшись, он оценивающе скользнул глазами по стоящей неподалеку девушке и хотел было весело ей подмигнуть, но она прятала глаза, держалась скованно, и, вероятно, чувствовала себя неуверенно, говорить продавцу зачем пришла не спешила, хотя предыдущий покупатель, т.е. он сам, уже и расплатился, и сложил покупки.
Забавно. Она вся – сплошное противоречие. С одной стороны, скинутым с рыжих волос капюшоном она бросила вызов всяк здесь присутствующим и заодно входящим, дала понять, что никого не боится и не собирается прятаться, а с другой стороны, ее облик, ее поведение вопило об обратном: не трогайте меня.
Ох, детка.
Ни то, ни другое не самая правильная тактика.

Прошу прощения, я заболтался, – мягко улыбаясь, сказал он ей. 
В прежние годы Барти Крауч обязательно прицепился бы к молодой особе, которая не побоялась заявиться в аптеку, где торгуют чем можно и нельзя, но после двух сроков тюремного заключения он стал нежаден до чужих дел, растерял ранее присущие ему горячность и любопытство – эмоции, увы, притупляются, если приходится сосуществовать в непосредственной близости с дементорами слишком долго, и характер гаснет. Но у побочного эффекта две стороны: одни Пожиратели смерти из кожи вон лезут, чтобы почувствовать хоть что-то, – именно поэтому многие кажутся кончеными психами, – а другие просто принимают то, что отныне их эмоциональный диапазон оставляет желать лучшего, и живут себе спокойно. Барти же, не то в шутку, не то взаправду, считал себя натурой сложной и неопределившейся, ни к одной из категорий себя не относил и, размышляя об этом на досуге, опирался на тот неоспоримый факт, что с одной стороны он нежился в объятьях дементоров достаточно долго, а с другой стороны – совсем нет. Как известно, все познается в сравнении.
Так вот, рыжая девушка, – наверное, еще школьница, хотя по ней поди пойми, – его не заинтересовала, как его не заинтересовали и ее драгоценные секреты. Если она и правда школьница, то, скорее всего, она пожаловала за стимуляторами (школьники одинаковы во все времена), а если нет, то ей наверняка понадобилось какое-нибудь абортивное. Ко всем подобным зельям Барти относился с искренним презрением, поэтому знал заранее: он едва ли сдержит свой меткий и злой язык, а потому поспешил откланяться в самом что ни на есть буквальном смысле. Он поклонился ей, почти насмешливо, почти театрально, и все-таки недостаточно, чтобы этот жест можно было с уверенностью истолковать как оскорбление, а затем стремительно вышел вон.

Небо не скупилось на слезы, и по каменным плитам Лютного переулка теперь приходилось ступать со всей осторожностью. Он наложил несколько заклятий на одежду и обувь, прежде чем выйти из дома, но воды налило слишком много, заклятия не всесильны, да и срок их действия ограничен во времени. Надо было повторить процедуру перед выходом из аптеки, но он забыл, из-за чего в ботинках неприятно хлюпало, а холодные капли, проникающие за шиворот, заставляли его то и дело поводить плечами и поправлять воротник пальто.
Г-н Шейверетч оправдал репутацию: очень милый человек. Такими, собственно, часто бывают уголовники. Нипочем не скажешь, что этот добродушный малый, ничтоже сумняшеся, в свое время траванул более десяти мил клиентов за день – не стоит держать продавца за идиота, тогда и со здоровьем не будет летальных проблем. 
Что до девчонки… Пожалуй, он зря ушел. Все равно делать нечего. Надо было воспользоваться моментом и поупражняться в остроумии, может, сделал бы хоть одно доброе дело на своем веку – отвадил бы девушку от походов в злачные места, которые, не более и не менее, следствие какой-нибудь ее глупости – совершенной или запланированной на ближайшее будущее, а потом, чего уж там, преспокойно продолжил бы молоть языком с приглянувшимся отравителем – в последнее время его болталка работала как нельзя лучше; не обремененный заботами в угоду Повелителю, он находился в странном состоянии ничегонеделания, а от скуки без остановки болтал. Со всеми. Обо всем. 
Но теперь уже поздно. Не возвращаться же. Сейчас он обогнет «Белую виверну», а там есть закуток, откуда он привык аппарировать.
И все же…
В ней было нечто знакомое. Если, как он предположил, она несовершеннолетняя и учится в школе, то он преподавал ей ЗоТС в прошлом году. Конечно, он не обязан помнить всех, кого он пытался хоть чему-то научить, но, как это ни забавно, он действительно помнил большинство, по крайней мере, со Слизерина и Гриффиндора. 
Значит, Рейвенкло или Хаффлпафф.
А рыжих на этих факультетах и вовсе раз-два и обчелся. Откровенно говоря, он помнил только…
Да она просто выросла!
Конечно, он не узнал ее сразу: пухленькой девочки, которая некоторое время таскалась за ним с просьбами научить ее сопротивляться Империусу, больше нет. Как и всегда, Барти оставил себе право на ошибку, но с каждой секундой убеждался в своем выводе, а желание убедиться наверняка заставило его резко развернуться и кинуться назад. 

Удаляющийся прочь от аптеки девичий силуэт Барти Крауч поймал глазами сразу. Наколдовав простой черный зонт, он свернул за угол, пробежался по параллельной улочке и резко преградил ей дорогу. Не имея ни малейшего понятия что творит, он, улыбаясь, произнес первое, что пришло ему в голову:
Мне интересно, что забыла студентка школы Хогвартс в аптеке г-н Шейверетча? Мадам Помфри заболела? умерла? а может, она боле не авторитет для молодежи?
Он не ошибся. Она.

0

7

Первое, что бросается в глаза при знакомстве, это высокий рост и крайне болезненная худоба: ощущение, что он вот-вот сломается; а сразу после – быстрые, но мягкие движения. Карие глаза отражают все и не отражают ничего. Гнев, восторг, радость, грусть, вы увидите на его живом лице спектр самых разнообразных человеческих чувств, но в тот самый миг, когда вы самонадеянно решите, будто знаете его, будто читаете его как открытую книгу, он удивит вас и обескуражит. Никогда нельзя быть уверенным, чувствует ли он в самом деле именно то, что показывает, или это всего лишь игра.
Крауч – счастливый обладатель очень тонкого и совершенно ассиметричного, но по-своему красивого лица.
Кривой нос и бледно-коричные веснушки выдают в нем натуру сложную, противоречивую и достаточно ранимую, а губы, которые он нередко поджимает, – человека властного, гордого и упрямого.
Существующий в постоянном движении, он то жестикулирует, то засовывает руки в карманы, то перекатывается с пятки на носок и обратно. Он постоянно что-то жует, демонстрируя собеседнику здоровые зубы и подвижный язык, с которого то и дело срывается что-то насмешливо-острое. Он изящен и привык держать спину прямо, поэтому свой аристократизм ему непросто скрыть даже показной небрежностью к внешнему виду: может, он и не всегда заправляет рубашки в штаны, как положено джентльмену, однако рубашки всегда безупречно накрахмалены и снабжены отложенными манжетами, на брюках – идеальная стрелка, обувь вычищена до абсурда, а из всей верхней одежды на свете он предпочитает черное пальто, полы которого вздымаются на ходу и придают ему сходство то ли с королем студенческого бала, то ли с Джеком-потрошителем.

0

8

[indent]Его отец всю жизнь исповедовал принцип conspicuous inconspicuousness («заметной незаметности») и навязывал сыну твердое убеждение, что главное в одежде – изящная скромность. Пожалуй, против самого принципа Барти ничего не имел, равно как он ничего не имел против кодекса поведения английских денди, однако, к несчастью, однотонные темные фраки не пришлись юноше по душе, да и к многочисленным жилетам, которые так любил отец, Барти не испытывал теплых чувств. (Крауч-старший их коллекционировал, а цвет контрапункта – какой кошмар! – порой выбирал до нескольких часов.) То ли дело шейные платки. Вот их стоит выбирать несколько часов! Но и здесь юноше не удавалось отвести душу. Любой его выбор заканчивался безжалостной отцовской критикой, поэтому в конце концов, в один прекрасный – а может быть не очень – день, Барти забойкотировал отцовскую моду и спустился на благотворительный прием в одежде, что нравилась ему самому, чем навлек на себя гнев такой силы, что у их домового эльфа началась икота, а сам юноша из-за болей в ягодичной области несколько дней держался прямо, как никогда, и не решался обременять собой стулья.
[indent]Унижение от порки, впрочем, быстро сменилось эйфорией: мама пересказала несколько дискуссий, разразившихся из-за его внешнего вида, и заявила, что, может, он и потряс общественность отсутствием мантии и распахнутым воротом рубашки, нашлись и те, кто похвалил его несколько небрежное чувство стиля. А в конце леди Элен ласково добавила: «Мне тоже понравилось», чем разрешила внутренний конфликт – быть жестоко наказанным еще пару раз или сдаться на милость победителя. Всякий мыслящий человек рано или поздно понимает, что человеческая жизнь полна страданий, так почему бы не пострадать за нечто действительно стоящее. Любому нормальному подростку жизненно необходимы следующие права: 1. самостоятельно выбирать себе одежду; 2. залезать девкам под кофту (а лучше под юбку) в укромных уголках школы; 3. выбирать себе кумиров и, соответственно, сторону в войне. И уж тем паче страдать и биться, биться и страдать за свои права в подростком возрасте необходимо, если тебя бьют с детства. Что тебе терять?
[indent]Как вы, должно быть, уже догадались, детство Крауча-младшего сложно назвать счастливым. Глава Департамента магического правопорядка дома такой же, как на работе, – всегда самый правый, всегда самый умный; безусловный авторитет, нуждающийся в почитании и преклонении; зачем ему сбавлять обороты? А мать – женщина хоть и неплохая, но слабая; в отличие от сына, не способная дать отпор.

0


Вы здесь » On Your Knees Peasants! » Принятые анкеты » Bartemius Crouch Jr., 33 y.o., DE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC